Ксимер
Только тайная любовь бодрит и будоражит кровь, когда мы втихомолку друг с друга не отводим глаз, а тот, кто любит напоказ, в любви не знает толку.
По длинным лентам ста дорог,
Не заезжая в города,
Фургончик старый долгий срок
Спешит неведомо куда.

Из леса в лес, из дола в дол
Невозмутимо, как всегда
Влечет повозку старый вол,
Минуя мили и года.

Возница не грустит ничуть,
Хотя в заплатах старый плащ.
Без остановок держит путь
Повозка вдоль зеленых чащ.

Бродячий цирк иль балаган —
Актеров странствующий дом?
Отбившийся фургон цыган?
Или торговец едет в нем?

«Ответь мне, странник, — я спросил, —
Что ждет тебя в конце пути?
Зачем ты тратишь столько сил
И что стремишься ты найти?»

«Не так всё просто, — он сказал, —
Сто раз от деда и отца
Простую правду я слыхал:
Дороге этой нет конца.

Из мира в мир, сквозь ночь и день,
Взбираясь вверх, сбегая вниз,
Ведет она, пронзая тень,
Туда, где светел мир и чист.

И только кто не стар душой,
Желая, чтоб сбылись мечты,
Забыв покой, уйдет со мной.
Теперь решай, идешь ли ты.»

Я не сказал ни «да», ни «нет»,
Лишь изумленно промолчал.
Повозки той растаял след,
Но голос ещё много лет
«Идёшь ли ты? Идёшь, иль нет?»—
В ушах моих звучал…