Ксимер
Только тайная любовь бодрит и будоражит кровь, когда мы втихомолку друг с друга не отводим глаз, а тот, кто любит напоказ, в любви не знает толку.
... Он возвращался домой и думал, скорее даже не думал, а размышлял... Как такое могло произойти? Неужели не любит? Неужели стишок, который помнил с детства оказывается открытием и правдой, его маленькой, но его личной жизни...

Он шел по открытым улочкам привычным маршрутом, вдалеке вдоль дороги поблескивали фонари,мягкие тени скользили по каемке петляющей вдоль улицы маленькой речушки, изо рта медленно струился пар, на улице холодало... На него вновь и вновь, как волны безбрежного океана, накатывались строчки из известного ему, до умопомрачения, стихотворения отчего сердце как-будто сжималось в груди... Подышав на озябшие пальцы и на секунду задумавшись он вспомнил строчки, которые как казалось били точно в цель:

"Все, в общем, обычно – семья и работа,
И встречи привычны, друзья по субботам.
А все отношенья ясны до предела:
Стабильности хочешь? – Бери, что хотела."

Не успев сделать акцент на слово "хотела" он на секунду отвлекся, чтобы перейти через проспект, заполненный неизвестно откуда взявшимся в такое время, народом. Но постепенно мысль его догнала, заставляя довести ее до логического конца...

"К чему объясненья, любовь на природе?
Ты любишь меня? – Да и я тебя… Вроде… "

"Вроде..." - здесь, как он усмехнувшись подумал, лучше поставить знак вопроса... Легкие тени набежали на едва появившуюся Луну, но охвативший было морозец не мог сбить бежавшей уже далеко вперед мысли...

"А глупому сердцу подайте терзаний,
Стихов, комплиментов и страстных признаний.
И тело туда же – даешь ощущений,
По коже мурашек, в оргазмы падений… "

"Мда, я наверное уже от всего устал, - ругаться, мириться, как-то уживаться, может ну его..." - невольно, как-будто не хотя признавать хотя бы себе, думалось ему. Подходя уже практически к дому и переводя дыхание к нему пришли и последние строчки, будоражившего его последние дни, стихотворения:

"Вот так и живем, маскируясь искусно,
А хочется жить ярко, сладко и вкусно…"

Слегка хмыкнув и устало улыбнувшись, он привычным движением руки с ключом открыл дверь... И с порога раздалось знакомое до боли: "Дорогая, я уже дома"!...